Анна Герман. Словно памятник надежде...

ноя 282019

За долгую историю Тараза здесь приходилось жить и работать многим известным людям. Одной из них была замечательная певица Анна Герман.

Обладательница высокого сопрано, она исполняла песни самых разнообразных жанров: от шуточных песенок до милых и трогательных романсов. Певица была лауреатом множества международных фестивалей (Неаполь, Сан-Ремо, Монте-Карло), но особенно любили ее в СССР.

Родилась Анна 14 февраля 1936 г. в городе Ургенч Узбекской ССР. Ее мать, Ирма Мартенс, происходила из меннонитов — потомков немецких голландцев, которые приехали в Россию во времена Екатерины Второй. Отец — Ойген Хёррман (на русский манер — Евгений Герман) — был из семьи немецких переселенцев. В 1937 г. его арестовали и в скорости расстреляли. Лишь в 1957 г. обвинение было снято, а имя реабилитировано. В автобиографической книге “Анна Герман. Жизнь написанная ею самой” певица вспоминает то время так:

" Я заболела паратифом, и тогда впервые меня спасли от смерти, но не врачи, а простой узбек, который дал какое-то лекарство на основе граната. Кажется, это было уже в Ташкенте, куда меня вывезли на лечение. Там же родился братик Фридрих, которого папа так и не увидел, потому что их с дядей Вильмаром арестовали за полгода до того. Арестовали в Ургенче, потому ни попрощаться с папой и дядей, ни даже услышать, за что арестовывают, мама не смогла”.
<...>
Вокруг ждали возвращения родных с фронта, каждый день бегали встречать поезда, у кого-то были слезы радости, у кого-то горя, а у меня… Официально мы не знали, где отец, но неофициально мама знала, что он расстрелян. Десять лет без права переписки не оставляли возможности возвращения. Потом оказалось, что Ойгена Германа расстреляли в сентябре 1938 года."

После ареста главы семьи мать Анны Герман вместе с ней и ее братом переезжают сначала в поселок Орловка в Таласской области Киргизской ССР, а позже — в Джамбул, то бишь, в наши края. В 1939 г. маленький Фридрих умирает от скарлатины, не дожив и до двух лет. Ане повезло выжить.

Анна с матерью прожила в Джамбуле около 7 лет (с 1939 по 1946 г.). Здесь будущая певица пошла в школу, здесь же ее мать вышла замуж второй раз — за офицера Войска Польского, Германа Гернера. Благодаря этому браку, Ирма Гернер с дочерью смогли выехать в Польшу: сначала в город Нова-Руда, затем во Вроцлав. В 1955 г. по окончании начальной школы Анна поступает на геологический факультет Вроцлавского университета. Надо отметить, что девушка изначально хотела стать художницей, но ее мать настояла на более «конкретной» профессии:

««Видишь ли, – рассуждала мама, – чтобы существовать на заработок художника, нужно стать известным мастером, чьи работы быстро раскупаются. А такое время не наступит скоро и даже… может быть, никогда не наступит, хотя рисуешь ты, по моему мнению, очень хорошо».
Я взяла документы назад. Сдала экзамены на геологический факультет. Обучение там длится шесть лет; специальность интересная и «конкретная», в программе – широкий спектр знаний из различных областей наук: от философии, логики, иностранных языков через курс высшей математики, физику, химию, биологию и социально-экономические вопросы до сугубо специальных предметов.» – автобиографическая повесть А. Герман «Вернись в Сорренто?».

В 1960 г. певица дебютировала на сцене вроцлавского студенческого театра «Каламбур», куда ее пригласил его директор Ежи Литвинец.

undefined

Одно из первых выступлений Анны Герман. Фото из автобиографической книги Анны Герман "Эхо Любви".

На одном из выступлений девушка забыла слова и так расстроилась, что покинула сцену и отказывалась на нее возвращаться. Но в следующем году после настойчивых советов своей подруги Анна прошла прослушивание во Вроцлавскую эстраду, а еще через год – сдала экзамен квалификационной комиссии и стала профессиональной певицей:

«Вскоре я представила свою дипломную работу и успешно, на пять, сдала магистерский экзамен. Это было в 1962 году. В том же году я попыталась еще раз «легализоваться» на эстраде. На сей раз удачно.
Разумеется, справка о сданном квалификационной комиссии экзамене далеко не равна диплому об окончании факультета эстрады при ГТИ (Государственном Театральном Институте – прим. мое), но и такой документ давал мне радостное сознание, что я чего-то стою и отныне на равных правах с «настоящими» артистами.»

Первое признание пришло к Анне Герман после Международного фестиваля в польском городе Сопот, где она заняла второе место. Но настоящая слава пришла в 1964 г., после исполнения песни «Танцующие Эвридики» на Втором фестивале польской песни в Ополе, где Анна удостоилась третьего места. Дальше все пошло по нарастающей: в 1965 г. – первые гастроли в СССР, в 1966 г. -– гастроли по Италии.

undefined

 

Анна Герман в Милане. 1966 год. Фото из автобиографической книги Анны Герман "Эхо Любви".

В том же году певица заключает контракт с небольшой итальянской фирмой CDI. Таким образом, Анна Герман стала первой исполнительницей из-за «железного занавеса», сделавшей записи в Италии. Однако не все было так радужно:

«Поскольку за гостиницу и питание платил синьор Карриаджи, а возил меня мой личный охранник – Рануччо, то, казалось бы, мне было нечего и желать. Но человек так странно устроен, что время от времени ему хочется выйти на улицу и за углом в киоске купить себе газету. Можешь и не читать ее вовсе, но важно хоть на минуту почувствовать, что ты сам себе хозяин. Увы, этой привилегии я была лишена. Самой же унизительной была минута, когда официант, принеся еду, замешкается в дверях в надежде на чаевые. Ведь я не могла даже сказать: «Извините, у меня нет ни гроша», я представляла фирму CDI, была иностранной звездой, фотографии которой публикуются в прессе, а песни звучат по радио. Я все больше убеждалась в том, что пренебрежительная улыбка официанта – поистине одно из самых тяжких жизненных испытаний.».

Но, несмотря на все трудности, в 1967 г., Анна выступила на фестивале в Сан Ремо. В августе того же года, случилась трагедия. Ночью, на высокой скорости автомобиль, в котором находились Герман и её импресарио и водитель – Ренато Серио, врезался в бетонное ограждение (ренато просто уснул за рулем). Герман выбросило через лобовое стекло в заросли, где ее не сразу нашли: приехавшая к утру скорая поначалу забрала только Ренато, находившегося в машине.

«Я видела, что он сонный, клюет носом. Стало страшно, что, если заснет прямо на ходу, за рулем? Я была возбуждена после концерта, хотелось обсудить, что итальянская публика приняла меня, что все получается хорошо… Кроме того, болтая с Ренато и заставляя его отвечать, пусть даже односложно, я не позволяла ему дремать.
Самым разумным было бы все же остановить машину, потребовать, чтобы он прижался к обочине и хоть немного поспал. Почему я этого не сделала?!
Последнее, что я почувствовала — машину подбросило. Мелькнула мысль, что мы в темноте на что-то наскочили, что Ренато кого-то задавил. А потом меня охватил панический ужас оттого, что мы можем заживо сгореть в машине.
А потом наступила темнота…»

Ренато Серио легко отделался, а Герман получила 49 переломов (в том числе и позвоночника) и травмы внутренних органов. После аварии девушка неделю не приходила в сознание и еще полгода неподвижно лежала на больничной койке, закованная в гипс.

«У меня оказалась сильнейшая потеря крови. Теперь я вполне могу считать себя итальянкой, потому что большая часть крови, которая во мне есть, это кровь итальянцев, потому что моя собственная осталась в той самой канаве, где я пролежала почти до середины дня после аварии.
<...>

Но на том свете меня не приняли, отпустили попеть еще на этом. Когда отключили искусственное дыхание и позволили дышать самой, впервые прозвучало:
— Жить будет.
И тут же добавление:
— Петь нет.
Тогда я не понимала, что значит петь, выныривая на краткие мгновения из объятия нечеловеческой боли в относительно сознательное состояние, не вспоминала, кто я, знала только одно: женщина, чье лицо склонилось надо мной, моя мама. Этого было достаточно, чтобы понимать, что я жива. И пока она держит в своих руках мою не очень пострадавшую правую руку (левая была абсолютно неподвижна), я не уйду в тот мир, я живу.»

Затем несколько месяцев ей пришлось вновь учиться дышать полной грудью, сидеть и ходить, восстанавливать память. Именно во время реабилитации Анна Герман написала автобиографическую книгу "Вернись в Сорренто?" Тогда же певица вела радиопередачу для детей о физике, начала писать музыку.

В 1970 г. певица вернулась на эстраду. Первый ее концерт прошел в Варшавском дворце науки и культуры. Когда девушка вышла на сцену, зрители аплодировали ей больше 20 минут. В том же году она записала песню «Człowieczy los» («Человеческая судьба») на стихи Алины Новак. Это была первая композиторская работа Герман: за эту песню она получила «Золотой диск».

Год спустя композитор Александра Пахмутова и поэт Николай Добронравов написали песню «Надежда». Сначала ее пела Эдита Пьеха, затем – Анна Герман. Мне частенько доводилось слышать от людей старшего поколения, что именно в исполнении Герман "Надежда" – звучит, что называется, канонически. В исполнении кого-либо другого: "Красиво, но все же не то".
В марте 1972 г. Анна Герман вышла замуж за инженера Политехнического института Збигнева Тухольского, с которым была знакома 12 лет. Через три года у пары родится сын, которого назовут в честь отца – Збигневом. В сентябре 1972 г. у певицы состоялся гастрольный тур по СССР – «Анна Герман представляет». В декабре того же года на советском телевидении прошел цикл программ «Поет Анна Герман».
Популярность певицы в Советском Союзе возрастала: в 1975 г. в рамках очередного турне она исполнила песню Владимира Шаинского «А он мне нравится». В 1977 г. для Герман композиторами Вячеславовом Добрыниным и Владимиром Шаинским были написаны песни "Белая черемуха" и "Когда цвели сады". Надо ли говорить, что и эти песни в исполнении Анны Герман стали классикой?
Но, пожалуй, самая-самая известная песня, исполненная Анной Герман (в дуэте со Львом Лещенко) – "Эхо любви", впервые прозвучавшая на "Песне – 77", где девушка исполнила ее в дуэте со Львом Лещенко. Эта песня, несмотря на почтенный возраст, популярна до сих пор. Классика...


В 1980 г. во время выступления в московских «Лужниках» в программе «Мелодии друзей» у Анны Герман прямо на сцене случилось обострение тромбофлебита. В том же году у певицы обнаружили рак. Спустя два года ее не стало: 26 августа 1982 г. она скончалась от саркомы в варшавском военном госпитале.

Вместо эпилога приведу пару цитат из книги -"Анна Герман. Жизнь рассказанная ею самой", написанной певицей в последние годы. Несмотря ни на какие трудности, она хотела ПЕТЬ и не просто петь, а петь для души.

«Я не желала быть объектом пристального внимания и ахов ни для журналистов, ни для зрителей, ни даже для друзей, и рассказывать всем о своих мучениях тоже не желала. Написала книгу. Чтобы ответить сразу всем и насколько возможно (а это вообще невозможно) забыть аварию.
<...>
Вот почему я не поехала в Италию снова — не только не желала вспоминать произошедшее, но и не желала быть куклой, которую разглядывают, мужеством которой восхищаются, не хотела, чтобы на меня смотрели, меня слушали, мной интересовались прежде всего потому, что я перенесла такие муки, и преодолела все, и выбралась из воды с рыбой в зубах. Я хотела, чтобы на мои концерты ходили из-за моего пения, а не из любопытства.
Вряд ли синьор Карриаджи мог дать мне это. А становиться лягушкой, которую препарируют, я даже ради большого заработка не хочу.
<...>
Я не захотела петь веселые песенки, под которые прекрасно танцуется. Я хотела петь то, к чему лежала моя душа. И если из-за этого не заработала много денег, то мои родные меня простят.
И если бы я отправилась покорять Запад сначала своими страданиями, а йогом наигранным весельем, то ничего хорошего из этого не вышло бы. Я пела так, как пела, и если моя популярность «всего лишь» в Польше и СССР, тем хуже. Для меня и для остальных.
Хелена Майданец, уехав на гастроли в Париж, обратно не вернулась. Были разговоры о том, что она просто снялась для какого-то журнала, и наши чиновники решили, что певица со столь вольным поведением Польше не нужна. Но Майданец нашла себя на парижских подмостках. Хорошо это или плохо? Она счастлива в Париже, работает на телевидении и радио, выступает в знаменитых кабаре, изредка приезжает в Польшу. Хелена счастлива, значит, хорошо, неважно, нравится ли это чиновникам.
И таких певцов и певиц много, они не стали звездами первой величины на европейской или мировой сцене, не перебили славу Битлов или Эллы Фицджеральд, не собирали огромные залы, как «Абба», но жили вполне прилично.
Я могла выбрать такой же путь, могла, но не выбрала, помешала авария. А если бы не помешала? Пришлась бы я западному слушателю по вкусу со своими мелодичными песнями? Возможно, поет же Челентано, и Джо Дассен, и Далида, и многие другие, кто не похож на Битлов или «Аббу», но виноватым себя из-за этого не считает.
Тогда почему мне дороже русские песни, почему они получаются душевней и поются легче?
Наверное, все дело в моих корнях, даже не корнях, а родине. Я родилась в СССР, мои предки тоже, дома говорили на пляттдойч (южнонемецком диалекте), но вокруг я слышала русскую речь, русские песни, видела русских людей. До десяти лет я была гражданкой Советского Союза, а основы всего закладываются в детстве.»

Такая сильная воля к жизни, такая сильная воля к свободе выбора – вызывают восхищение ничуть не меньшее, чем прекрасный голос, которым Анна Герман пела прекрасные песни.
P.S. Насколько я знаю, в Таразе не осталось ни дома, в котором жила в детстве певица, ни школы, где она училась. Только мемориальная табличка на стене гостиницы «Жамбыл», установленная в 2013 г. На табличке указаны значимые места в жизни Анны: Варшава, Сан-Ремо, Москва, Сопот, Джамбул....

undefined

Мемориальная дощечка, посвященная Анне Герман, на стене гостиницы "Жамбыл" в Таразе. Фото автора.

 

Нет опубликованных комментариев.

Новый комментарий

Atom

Top.Mail.Ru