Талгат Бегельдинов

май 172019

Когда я писал о Зале Славы, то рассказывал о замечательных плакатах, висящих там. На плакатах изображены не только различные периоды Великой Отечественной войны, но и герои-казахстанцы, храбро сражавшиеся с гитлеровцами.
Сегодня я хочу рассказать о Талгате Бегельдинове– летчике-штурмовике, дважды Герое Советского Союза.

undefinedТалгат Якубекович (Жакубекович) Бегельдинов (Бигелдинов) родился в 1922 году в селе Майбалык Акмолинской области КазССР в семье крестьян.

В 1940 году поступил в Балашовскую военную авиационную школу пилотов, затем был переведён в военное авиационное училище в Чкалове (ныне - Оренбург), которое окончил в 1942 году.

На фронт Талгат Бегельдинов попал в январе 1943 года в качестве пилота самолета-штурмовика Ил-2.
Надо сказать, Ил-2 – это самый массовый самолет не только в истории Великой Отечественной Войны, но и авиации вообще. Всего за годы производства Ил-2, было выпущено больше 36 тысяч этих самолетов. Пока этот рекорд не побит никем.

За мощное бронирование в войсках штурмовик Ил-2 прозвали «летающим танком», пилоты Люфтваффе по этой же причине, звали его «бетонным самолетом», а солдаты Вермахта, которым и приходилось на себе испытывать всю мощь штурмовика, звали его «чума» (Schwarzer Tod – «черная смерть», «чума»). Справедливости ради стоит заметить, что в начале войны урон от Ил-2 истребителей противника были чудовищными. Все дело в том, что перед началом войны главный конструктор Самолета – С.В. Ильюшин, по требованию армейских заказчиков, переделал самолет из двухместного, в одноместный, убрав место для стрелка радиста. Это аукнулось тысячами погибших летчиков. Лишь в конце 1942 года было принято решение вновь вернуть стрелка-радиста на штурмовик. И потери от истребителей заметно снизились.

Талгату Бегельдинову повезло: он сразу попал уже на двухместный штурмовик. Впрочем, это совсем не исключало адских условий работы штурмовой авиации. Помимо истребителей противника, по штурмовикам било все, что можно с земли: начиная от зенитных орудий и пулеметов, кончая личным оружием солдат Вермахта. Поэтому, каждый вылет штурмовика был сам по себе подвиг.
Под Старой Руссой случился первый воздушный бой Бегельдинова с немецким истребителем. Кстати, этот бой стал первым воздушным боем между штурмовиком и истребителем. Вот, как вспоминал это Бегельдинов в своей книге « «Илы» атакуют»:

«Быстро повернул голову и увидел: меня атакует истребитель.
«Мессершмитт» вел себя предельно нагло. Вовсе не заботясь о защите, он атаковал меня с разных сторон, но безрезультатно. «Может убить», — подумал я. Начал выполнять виражи, стараясь уйти на свою территорию. Высота небольшая, и снизу я защищен. Спереди немец подходить боится — знает силу лобового огня штурмовика.
Скорость у меня меньше, значит, и радиус виража мал. «Мессершмитт» норовит пристроиться сзади.
Внезапно мне пришла в голову мысль — а почему, собственно, я только о спасении думаю? Почему сам не атакую фашиста? Правда, случая воздушного боя штурмовика с истребителем противника еще не бывало. При встрече нам предписывалось уходить на бреющем полете, бой не принимать.
Немец совершенно обнаглел. Высокая скорость сейчас была для него помехой, и он выпустил шасси, чтобы уменьшить ее. Это почему-то взбесило меня. Ну, думаю, гад, я тебе не котенок!
Резко развернул машину в сторону самолета противника, взял ручку на себя. «Мессер» в этот момент оказался прямо передо мной в прицеле. Я нажал на все гашетки. Вижу, как пули вонзаются в истребитель. Кажется, проходит целая вечность.
Истребитель задымил, свалился на крыло и пошел к земле! Летчик оказался опытный: перед самой землей он сумел выровнять горящий самолет и плюхнулся в сугроб.
И мой самолет от потери скорости оказался в штопорном положении. Кое-как выровнял машину, набрал скорость, снизился.
Делаю разворот и вижу, как к истребителю с автоматами бегут наши солдаты. Теперь можно идти домой. И тут чувствую вдруг, что силы мои иссякли. Все тело покрыто липким потом. И самолет ведет себя ненормально. Повреждены руль поворота и глубины, пробиты пулей водомаслорадиаторы.
С трудом дотянул до аэродрома. Сел. Откинул фонарь и буквально упал на руки летчиков, плотным кольцом окруживших мою машину.
Подошел командир полка. Я взял под козырек и начал рапорт.
— Отставить, — как-то устало махнул рукой Митрофанов. — Расскажи, Талгат, что произошло.
Я рассказал о бое, о пяти сбитых немцами штурмовиках. Не знаю почему, но о схватке с «мессершмиттом» умолчал. Опустив головы, слушали летчики мой рассказ. Да, нелегко терять боевых друзей.
Мы направились с аэродрома. Рядом со мной шел Пошевальников.
— При таких повреждениях самолетом управлять очень трудно, — заметил он. — Удивляюсь, как ты дотянул.
Повреждения? Я и забыл о них сгоряча.
— У тебя же перебит трос управления рулем поворота, повреждена правая часть руля глубины!
Вернулись вдвоем к израненной машине, осмотрели ее, и только тут я понял, что чудом остался в живых.
Рано утром меня разбудил посыльный из штаба. Быстро оделся и через несколько минут уже стоял перед Митрофановым.
— Звонили из дивизии. Приказали немедленно явиться.
— А в чем дело?
— Понятия не имею. О вчерашнем дне я доложил. Наверное, подробностями интересуются. Иди, расскажешь начальству. Можешь не торопиться: вылетов наверняка сегодня не будет.
По заснеженному полю, затем лесом, через болото пошел в Андриаполь. Видно, в штабе дивизии меня уже ждали. Возле адъютанта сидело несколько штатских. Когда я доложил о прибытии, они с интересом посмотрели на меня. Адъютант тут же предложил пройти в кабинет комдива.
Вхожу, вижу Каманина.
— Сержант Бегельдинов явился по вашему вызову.
— Хорошо. Садитесь, — командир указал на стул. — Садитесь, садитесь.
Сел, снял шапку-ушанку. С опаской смотрю на унты: от них текут ручейки по полу.
— Расскажите о вчерашнем бое.
Начинаю по порядку с момента взлета, стараюсь не упустить даже мелочи.
— Это мне известно, — перебил Каманин. — Я спрашиваю о бое с истребителем. Кстати, почему не доложили командиру полка?
Я растерянно замолчал.
— Ваш бой с истребителем видели артиллеристы. Летчика они задержали. Мне звонили из артполка.
Сбивчиво рассказываю о бое. Каманин подходит к двери, приглашает штатских. Оказалось, что это корреспонденты газет. Меня буквально засыпали вопросами. Командир дивизии разъяснил, что это был первый в истории авиации бой штурмовика с истребителем с таким исходом.
Он рассказал, что сбил я матерого волка. Немец в звании майора имел на счету сто восемь сбитых самолетов. Он пиратствовал еще в Бельгии и во Франции, летал на Балканах. Фашист ни за что не хотел верить, что его сбил сержант, имеющий всего восемь боевых вылетов.
Каманин шутя сказал, что должен извиниться передо мной: немец просил познакомить его с русским ассом, но свидание это не состоялось.
— Эту птицу мы отправили в штаб армии. Думаю, что вы не будете горевать.
Все рассмеялись. Командир дивизии поднялся из-за стола. Я встал по стойке «смирно».
— За отличное ведение боя и сбитый истребитель, — медленно произнес Каманин, — командующий воздушной армией от имени Президиума Верховного Совета СССР награждает вас орденом Отечественной войны второй степени.
— Служу Советскому Союзу!»

Осенью 1944 года, Талгату Бегельдинову, который к тому времени, дослужился до звания старшего лейтенанта и должности командира эскадрильи 144-го гвардейского штурмового авиаполка было присвоено звание Героя Советского Союза за 4 сбитых экипажом Бегельдинова гитлеровских самолета. Герой-летчик вместе со своими боевыми товарищами освобождал Украину, Польшу, воевал в Германии. Участвовал в Параде Победы 24 июня 1945 года в Москве. А 27 июня 1945 года Талгат Якубекович был удостоен высшей награды СССР повторно.

Всего на счету Бигельдинова – 305 боевых вылетов и 7 сбитых самолетов врага. Учитывая специфику работы штурмовиков – цифра «305» - мягко говоря, сильно впечатляет…
После войны Талгат Якубекович остался в авиации: в 1950-м году он окончил Военно-воздушную академию и до 1956 года служил в ВВС СССР.

С 1957 по 1970 год - работал в гражданской авиации. После окончания Московского инженерно – строительного института в 1968 году работал на руководящих должностях Госстроя КазССР.

Автор книг ««Илы» атакуют», «Пике в бессмертие», «305 рейдов». Замечательные книги! Очень советую. Умер дважды Герой Советского Союза Талгат Якубекович Бегельдинов в 2014 году, в Алматы, в возрасте 92 лет.

В книге « «Илы» атакуют», есть такие замечательные слова:

«Часто я встречаюсь с молодежью, бываю в институтах, на предприятиях, в школах. Юноши и девушки внимательно слушают рассказы о боевых делах летчиков в годы Великой Отечественной войны.
Смотрю я на лица наших замечательных парней и девчат, а в памяти встает грозное время войны, огонь и пепелища, слезы и стоны людей. Да, память хранит все это. Как часто я вспоминаю те годы, наши полевые аэродромы, боевых друзей, которых давно нет в живых. Говорят, что время залечивает раны, стирает в памяти людей горечь потерь. Нет, мы все помним, мы не забыли кровь и слезы. И не забудем.
Мы мирные люди, мы хотим счастья на земле. Но вновь появились любители бряцать оружием. Опасная игра! Уроки истории никому и никогда не следует забывать. Пусть знают все, что порох в наших пороховницах сух, и любовь к Родине беспредельна.»

В наш веселый век, когда историю Великой Отечественной войны всячески пытаются вымарать и исказить те, кому правда о ней очень неудобна, следует помнить о великом подвиге тех, кто воевал за нашу с вами спокойную жизнь.

Нет опубликованных комментариев.

Новый комментарий

Atom

Top.Mail.Ru