Динмухамед Кунаев. От рабочего до первого секретаря ЦК компартии Советского Казахстана

янв 182020

От людей старшего поколения мне частенько приходится слышать, что, мол, зря в советские годы ругали брежневский период, зря называли его «застоем», хорошо жили же! Сегодня я хотел бы рассказать об одном из видных политических деятелей СССР брежневской эпохи – Динмухамеде Кунаеве (Конаеве).

Родился будущий первый секретарь ЦК компартии КазССР 12 января 1912 г. в городе Верном (ныне — Алматы) в семье животноводов. Здесь же окончил школу-девятилетку № 14. Сам Динмухамед Кунаев вспоминал то время так (здесь и далее — цитаты из автобиографической книги «От Сталина до Горбачева»):

Беззаветность, самоотверженность учителей словно током пронизывали нас, и мы, молодые люди, с огромным желанием тянулись к знаниям. Отличником я, увы, не был, но трудные науки постигал с превеликим удовольствием. Учились мы вместе с девушками, нравы в школе были, конечно, построже нынешних, жили дружно, во всем помогали друг другу. В ту пору в нашей школе практиковали бригадный метод обучения, состоявший в том, что ученики с хорошими знаниями брали "на буксир" отстающих, и, как правило, такая помощь приносила хорошие результаты.

Как ни странно, но именно в школьные годы я решил стать горным инженером. По тем временам профессия для казахов редчайшая. Меня вдохновлял образ первого крупного инженера-казаха Мухамеджана Тынышпаева, окончившего в 1906 году Петербургский институт инженеров путей сообщения, который был одним из активных инициаторов и участников строительства Турксиба.

В 1929 году юный Кунаев посещает вечерние курсы по подготовке в институт. И с этого же года по июль 1931 г. совмещает их курсы с работой уполномоченным Казсберкассы, а позднее — статистика в Госплане при Совете Народных Комиссаров КазАССР. В июле 1931 г. Динмухамед едет в Москву, где поступает на горный факультет Московского института цветных металлов и золота, который был создан годом ранее на базе Московской горной академии. Спустя 5 лет Кунаев оканчивает университет, получив квалификацию горного инженера и едет по направлению на Коунрад-Балхашскую стройку.

Новичком в этих краях я не был. С Коунрадом и его людьми был знаком, когда проходил здесь пятимесячную практику. Работал я тогда десятником только что созданного восточного отвала. Работал и копил материал для дипломной работы на тему: "Определение мощностей Коунрадского карьера для производства 90 тысяч тонн черной меди в год". Диплом защитил с оценкой "отлично". Сложилось так, что мои первые шаги были связаны с развитием цветной металлургии Казахстана. И я по сей день горжусь, что я — один из участников зарождения в стране мощной медной промышленности в Центральном Казахстане, а затем и свинцово-цинковой промышленности в Рудном Алтае.

Стоит заметить, что процесс постройки медеплавильного завода на северном побережье Балхаша шел с огромным трудом. В связи со значительной его отдаленностью от населенных пунктов была постоянная нехватка продовольствия и медикаментов. Не баловали и климатические условия: летом жара до +45, зимой холода до -45. Сказывалось и отсутствие нормального жилья: люди обитали в землянках, юртах, бараках.

В таких условиях летом 1936 г. началась трудовая карьера Кунаева. Стартуя простым машинистом, уже к апрелю следующего года Динмухамед назначается начальником буро-взрывного цеха. Проработав на этой должности более года, Кунаев в возрасте 26 лет становится главным инженером Коунрадского рудника, а затем исполняющим обязанности его директора. В этой должности он работает на руднике до сентября 1939 г.

В октябре 1939 г. Кунаев получает направление на должность заместителя главного инженера комбината «Алтайполиметалл» и едет с женой в Усть-Каменогорск. Но деятельному Димашу была не по душе бумажная работа, и в декабре этого же года его назначают директором Риддерского рудника. В то время проводилась реорганизация Риддерского полиметаллического комбината, успешно закончившаяся в 1940 г.: Риддерскому (в апреле 1941 г. переименован в Лениногорский) рудоуправлению подчинили рудники, обогатительные фабрики и другие производства. Приказом Наркома цветной металлургии СССР под самый Новый год 28-летний Кунаев назначается директором Риддерского рудоуправления.

На этой должности его и застала Великая Отечественная война.

В тот день, 22 июня, я побывал на Сокольном руднике, а когда вернулся домой, то прямо на пороге встревоженная жена сказала, что только что по радио выступал Молотов: началась война с Германией. Не сговариваясь, через каких-то 20-30 минут все руководители партийных, советских, хозяйственных органов пришли в горком партии и получили указания, какие проводить меры. Работа началась с митингов. Они состоялись во всех цехах. В принятых решениях говорилось: "В ответ на разбойничье нападение мы, горняки-металлурги Лениногорска, будем работать с максимальной производительностью труда, отдадим все силы на защиту Родины".
Городской комитет партии (первым секретарем был тогда М. И. Кудрявцев) возглавил организаторскую работу по перестройке работы предприятий на военный лад.
<...>
Итоги работы уже последней декады июня показали, на что способны трудящиеся Лениногорска. Полугодовой план по выпуску свинца и цинка был выполнен досрочно. В первые годы войны выпуск металла, по сравнению с 1940 годом, увеличился по свинцу на 21 процент, цинка в концентрате — на 8, кадмия — на 9, золото — на 26, серебра — на 12 процентов.
Из управления ушли на фронт 3652 рабочих, в том числе 275 бурильщиков. На Урал, в Сибирь, Караганду были направлены полторы тысячи человек на монтаж эвакуированных с запада страны заводов. Многие инженерно-технические работники, руководители просили (да что просились — требовали) отправить их на фронт, но неизменно получали ответ: "Вы здесь нужнее". Тем временем предприятия испытывали острейшую нужду в рабочих. Мы видели выход из создавшегося положения в том, чтобы каждый горняк трудился за двоих и за троих.
Так родилось новое патриотическое движение двухсотников. Многие горняки становились двухсотниками, трехсотниками, и это народное движение позволило с первых дней войны значительно перевыполнять суточные задания.

Читая воспоминания Кунаева, проникаешься той самоотверженностью, той самоотдачей, с которой советские люди работали на благо Родины в эти тяжелые для нее моменты.

Не знаю, как бы мы справились, если бы на помощь не пришли женщины. В войну они впрягались в плуги, варили сталь, а у нас, в Лениногорске, добывали руду. Адская работа, она не каждому мужчине по плечу, а вот женщины безропотно, находя еще силы на воспитание детей, показывали чудеса трудового героизма.

За время войны на рудниках было принято на работу 3700 женщин. К концу 1941 года среди бурильщиков работали 110 женщин. Они полностью заменили место ушедших на фронт подкидчиков, машинистов электровозов. Женщины стали главной силой на обогатительных фабриках, освоили профессии токарей, слесарей. Вот так переплелись драма и героика военных будней.
А вести с фронтов были все горше и горше. Но это не расслабляло нас, наоборот, придавало силы. Каждый был уверен в том, что именно он, рабочий или инженер, здесь, в тылу, помогает успеху на передовой. А значит, трудиться надо было еще самоотверженней.

К 1942 г. Лениногорское рудоуправление не только выполнило план, добившись высоких показателей, но и обеспечил задел для дальнейшей работы.

Ударный труд Динмухамеда заметили наверху. В апреле 1942 г. его назначают на должность заместителя председателя Совета Народных Комиссаров КазССР. Головокружительная карьера! Кунаев стал самым молодым руководителем (на тот момент ему было только 30) высшего звена республики в те годы. На новой должности он стал курировать всю индустриальную промышленность КазССР.

Работы было много. Работа велась ударная. И итоги ее были, поистине, колоссальные. Кунаев пишет об этом так:

В "Истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг." сказано: "Из каждых 100 тонн молибдена, добывающих в стране во время войны, 60 тонн давали герои Балхашской степи, горняки рудника Восточной Коунрад". Как символ трудового подвига на пьедестале комбинатовской площадки установлен танк Т-34, Броню этих танков — самых лучших во второй мировой войне — крепили вольфрам и молибден, полученные в Балхаше и Акчетау.

В годы Великой Отечественной войны КазССР обеспечивала основные нужды меди, свинца Советского Союза. На базе разведанных месторождений были построены новые предприятия по добыче, обогащению и выплавке металлов. Таким образом, КазССР стала давать 60 % добычи молибдена, 65 % металлического висмута, почти 80 % полиметаллических руд СССР. И в этом была немалая заслуга Динмухамеда Кунаева.

После войны, в 1948 г., обобщив весь свой опыт работы в горной промышленности, Кунаев пишет и защищает кандидатскую диссертацию, посвященную улучшению буровзрывных работ на рудниках Казахстана, а в декабре 1951 г. становится Президентом Академии наук КазССР, сменив на этому посту К.И. Сатпаева.

Руководить АН КазССР Динмухамеду Ахмедовичу довелось недолго. В марте 1955 г. он получает приглашение на Сессию Верховного Совета СССР, где должен был выступить с докладом о состоянии науки в КазССР. Но дальше случилось неожиданное.

«Чтобы подготовить свое выступление, я заранее приехал в Казахское представительство, занимавшее замечательный особняк в Трубниковском переулке, 10, в районе Арбата. Собрал необходимые данные, начал писать выступление, и тут срочный вызов к Пономаренко. Пономаренко с Брежневым находились в кабинете постпреда. Поздоровались. Пономаренко спросил, чем я занят? Ответил: готовлю выступление. Они засмеялись, и Пономаренко сказал: «Не мучайтесь, выступать не будете, а подготовленные материалы пригодятся вам на следующей сессии. Мы хотим сделать Вам предложение. На бюро ЦК мы утвердили Вас председателем Совмина республики, освободив от обязанностей Президента Академии наук. На сессии Верховного Совета республики внесем предложение о назначении Вас на новую должность. Что скажете на это?» Сказал: «Буду выполнять директиву ЦК.». «Мы так и думали», — заметил Брежнев. Сейчас поедем в ЦК, — сказал Пономаренко, — представим Вас Хрущеву. Будьте готовы, через двадцать минут выезд.»

Хрущев кандидатуру Кунаева одобрил, и в результате тот становится председателем Совета Министров КазССР. На этой должности Динмухамеду курирует один из самых знаменитых советских проектов – освоение целинных земель. Процесс этот был громадным по своим масштабам. На голом месте строились поселки, инфраструктура для обеспечения работ. И все это давало просто впечатляющие результаты!

В 1956 году ход уборки широко освещали радио и печать. Объем проданного хлеба за каждую пятидневку освещала "Правда".
<...>
Совхозы и колхозы с честью выполнили высокие обязательства: вместо 600 миллионов пудов хлеба по плану, был продан 1 миллиард пудов. Республика была награждена орденом Ленина. 130 человек были удостоены звания Героя Социалистического Труда, в том числе руководители крупных районов. Свыше 40 партийных, советских, комсомольских работников были награждены орденами и медалями.

Кроме освоения целинных земель, развивалась и промышленность КазССР. Например, в 1956–1957 гг. внимание было уделено таким промышленным центрам, как Караганды, Шымкента, Усть-Каменогорска, Павлодара, Темиртау и др. Также развитие получили крупные промышленные поселки, из которых позже вырастут города. Так, в 1957 г. поселку Экибастузуголь был присвоен статус города областного подчинения и он был переименован в Экибастуз.

В 1960 г. Кунаев становится Председателем ЦК Компартии КазССР. Правда, проработал он на этой высокой должности всего 2 года. В 1962 г. его приказом из Москвы возвращают на должность Председателя Совмина КазССР. По воспоминаниям Динмухамеда, он просил работу в горном институте, однако уйти из госаппарата ему не дали…

Судьба его делает еще один вираж в 1964 г. Тогда, Первым секретарем ЦК КПСС стал Леонид Ильич Брежнев – старый добрый знакомый Кунаева. И 7 декабря 1964 год на Пленуме ЦК Компартии КазССР Динмухамед единогласно выбирается ее первым секретарем. С этого началась «кунаевская эпоха» в истории КазССР, продлившаяся 22 года: 22 года спокойствия и мира. Советский Казахстан продолжил свое развитие: строятся новые производства, растут города…

В 1971 г. Кунаева избирают в Политбюро ЦК КПСС, что свидетельствует о его немалом всесоюзном авторитете. Помимо оной, Динмухамед еще участвует и во внешнеполитической: ездит с делегациями в Алжир, Иран, Египте.

В отставку Динмухамед Ахмедович уходит в декабре 1986 г. и живет в родном городе. 22 августа 1993 г. его долгий жизненный путь обрывается...

За заслуги перед Родиной Д.А. Кунаев неоднократно награждался высшими наградами СССР: он был Трижды Героем Социалистического труда, имел 8 орденов Ленина и немало других наград.

В Таразе в его честь названа одна из центральных улиц города, есть библиотека его имени, перед которой установлен бюст Кунаеву. Каменный Динмухамед Ахмедович, как и при жизни, сурово смотрит на происходящее вокруг. Что бы он сказал, увидев нынешнюю обстановку в стране и мире? Вопрос…

undefined

Памятник-бюст Д.А.Кунаеву. На заднем плане - библиотека его имени Тараз. Январь 2020 г. Фото автора

undefined

Портрет Д. А. Кунаева на здании фонда его имени. Тараз. Январь 2020 г. Фото автора

В качестве бонуса.

undefined

Небольшой уголок, посвященный Д.А. Кунаеву в библиотеке его имени. Тараз. Январь 2020 г. Фото Улугбека Файзубаева

 undefined

Бюст Д.А. Кунаева. Тараз. Январь 2020 г. Фото Улугбека Файзубаева

undefined

Фотоэкспозиция, посвященная Д. А. Кунаеву. Тараз. Январь 2020 г. Фото Улугбека Файзубаева

undefined

Фотоэкспозиция, посвященная Д. А. Кунаеву. Тараз. Январь 2020 г. Фото Улугбека Файзубаева

undefined

Портрет Д. А. Кунаева. Тараз. Январь 2020 г. Фото Улугбека Файзубаева

За фото спасибо моему другу Улугбеку Файзубаеву.

P.S. Памятник-бюст Д.А. Кунаеву в Алматы. За фото спасибо моему единомышленнику Роману Романенко.

undefined

Памятник-бюст Д.А. Кунаеву. Алматы. Фото Романа Романенко

 

 

Нет опубликованных комментариев.

Новый комментарий

Atom

Top.Mail.Ru